Четырнадцать черепах. Детектив.

Четырнадцать черепах. Детектив.

На одном из самых значимых черепашьих пляжей Атлантического океана происходят загадочные массовые убийства черепах. Я поработал детективом и пришел к невероятным выводам.

Это вторая статья из серии о морских черепахах.  Первая статья - "Неестественный отбор".

На сервере Карибского побережья Коста-Рики расположен пляж и одноименной национальный парк Тортугеро (Tortuguero), который согласно местной информации является ключевым на западном побережье Атлантического океана пляжем, куда приплывают зеленые морские черепахи (Green Sea Turtle) отложить яйца. Зеленые черепахи рожденные когда-то здесь плавают по акватории всего Карибского моря и островов и даже за его пределами, но неизменно возвращаются отложить яйца сюда. Для меня это был уже второй случай наблюдения за черепахами после Никарагуа, где я помогал считать и рожать менее крупным по размеру черепахам Olive Ridley.

Приехав в национальный парк, я первым делом поинтересовался о возможности поработать волонтером и рассказал рейнджерам о своем предыдущем опыте с черепахами. К сожалению, в Коста-Рике люди занятые в туристическом секторе совсем не такие дружелюбные и простые как в соседних странах Центральной Америки и моему энтузиазму никто был не рад. Напротив, мне рассказали об всевозможных бюрократических барьерах с которыми нужно столкнутся желающим помочь. Здесь, например, нельзя просто прийти и тут же начать что-то делать. Надо получить разрешение (бумагу) в министерстве окружающей среды и туризма в столице, купить страховку и, помимо этого, еще и оплачивать около $30-$40 в день, чтобы иметь возможность работать волонтером. А где же логика? Как мне сказал зам директора парка три года назад такого не было и всё было просто, но теперь процедуру усложнили и волонтеров больше нет. Хорошо, не нужна помощь, буду просто туристом и сам все изучу!

Специфика национальных парков страны такова, что по ним обычно не разрешено ходить в одиночку. Так, за вход на территорию необходимо заплатить (для местных $2, для иностранцев $6-$10) и нанять гида ($15-$20 и выше за два часа), иначе это против правил. Ходить по черепашьему пляжу разрешено только в светлое время суток с 6 утра до 18 вечера, а в остальные часы только в сопровождении гида. Официальная причина - чтобы не пугать черепах, но я думаю, что так государство поддерживает местное население, которое работает гидами, готовит туристам еду, сдает комнаты в своих хостелах и занимается перевозками на лодках. Я не видел здесь ни одного рыбака, ни одного фермера, все заняты в туризме. Поэтому, когда я просто гулял по пляжу или джунглям, а мимо проходили большие группы в составе гида и "белых" туристов, то ловил на себе косые взгляды типа "а вы почему здесь один?!". Я принципиально не пользуюсь услугами гидов, так как это ограничивает мою свободу и к тому же стоит немало, поэтому мне пришлось, непросто скрываясь ночью на пляже и выискивая обходные пути, чтобы не попасться на глаза.

Помимо рейнджеров и гидов на пляже ночью работают биологи, как правило еще молодые специалисты, которые занимаются количественными исследованиями, а также прикрепляют метки к ластам черепах, чтобы отслеживать их дальнейшее перемещение. В тех случаях, когда черепах очень много, их переворачивают на время вверх дном (!!!), чтобы не перепутать уже помеченных с остальными. Для сравнения, в Никарагуа поступают гуманней и просто используют маркировку желтой краской на панцире.

Пройти незамеченным на пляж первой ночью мне не удалось. Повсюду ходили охранники с фонариками и волонтеры, как будто золото охраняли, и пресекали мои попытки пройтись без гида. Пара биологов прогнала меня с пляжа угрожая полицией или необходимостью заплатить гиду, чтобы здесь ходить. Зная, что черепахи выползают на берег в течение всей ночи и до раннего утра, я решил не рисковать и вернуться утром, когда сотрудники парка обычно уже возвращаются домой после ночной смены. Так было в Никарагуа и точно так же оказалось здесь.

Я вышел на пляж в 5 утра и там не было уже никого из людей. Солнце постепенно поднималось и поэтому все было прекрасно видно. Берег был похож на вспаханное поле со следами больших тракторных колес повсюду. Через каждые несколько метров в песке зияли воронки как от крупнокалиберных разорвавшихся снарядов. Всё это были следы черепах и их кладок.

Уже через несколько сотен метров, ближе к деревьям, я увидел большую черепаху, которая заканчивала загребать песком свою кладку. Всё было также, как и у черепах Olive Ridley, но в большем масштабе. Яма была дальше от берега, намного глубже и шире, а черепаха намного крупнее и сильнее. Зарывая кладку, она раскидывала ластами гости песка вокруг себя на несколько метров. Она так же тяжело вздыхала каждую минуту и глаза тоже слезились. Сделав несколько фотографий и проводив черепаху до воды, я пошел дальше по пляжу.

Вдалеке группа стервятников что-то клевала. Подойдя ближе, я увидел неприятную картину. На песке вверх дном лежала большая черепаха, голова свисала на сломанной шее, из небольшого отверстия в шее торчала мышца плеча. Стервятники засовывали свои головы внутрь и доставали яйца из небольшой раны на животе черепахи. Сквозь рану были видны десятки яиц, плавающих в крови. В остальном тело было нетронуто. Черепаха явно была убита этой ночью, еще не было никакого запаха и выглядела она как живая.

Я сразу подумал об исследователях. Ну точно забыли ее перевернуть обратно и оставили на растерзание птицам! Мерзавцы! Я в деталях снял происходящее и уже стал строить в голове план, как я вернусь в поселок и буду искать виноватых. Я вспомнил парня и девушку, которые ходили этой ночью по пляжу и ставили метки на черепах, а увидев меня, прогнали с пляжа, сказав, что я не знаю как обходиться с этими животными. А они знают?!

Я оставил это место и пошел дальше. В течение следующих двух часов через каждые несколько сотен метров я находил все новых и новых убитых черепах. Какие-то были убиты недавно, другие уже 2-3 дня назад, так как началось разложение и многих внутренностей, и конечностей уже не было. Пройдя в одну сторону около 7 км я насчитал 14 убитых черепах. В ряде случаев они были перевёрнуты вверх дном, в других лежали на животе всегда по направлению к морю и без головы. Головы я находил в нескольких метрах от тела, ближе к джунглям. Так же на пляже было много следов животных, которые мне показались следами крупных собак.

Я вспомнил информационный стенд в парке, где было показано как развивалось взаимодействие людей и черепах на протяжении последних нескольких сотен лет. Черепахи и их яйца всегда были излюбленной едой для людей и только последние десятилетия, когда статус территории изменили на национальный парк, охота стала противозаконной. За убийство черепахи на этом пляже полагается штраф в размере $2000 долларов или исправительные (социальные) работы.

Картинка, которая мне запомнилась на этом стенде, это как люди открывали панцирь черепахи, чтобы достать мясо. Есть всего два способа: это либо сломать панцирь сверху и достать внутренности и мясо, либо бросить черепаху в костер и приготовить ее в собственном панцире, который вскоре треснет от разогрева. Сейчас браконьерами практикуется только первый метод. Я вернулся в парк и стал собирать информацию встречаясь с "подозреваемыми".

В продуктовом магазине я неожиданно столкнулся с девушкой с биологической станции, которую видел накануне на пляже. Она мне сразу тогда не понравилась, так как была неприветлива и говорила только о деньгах, которые они получают, показывая черепах туристам.

"Вы ставили метки ночью на черепах? Вы их переворачивали?" - спросил я сурово.

"Нет, этой ночью мы просто их считали" - удивленно ответила она.

"Я нашел трупы 14 черепах. Кто за них будет отвечать?" - выдал я.

Девушка очень смутилась и даже покраснела, совсем не ожидая такого поворота и ощущая некоторую беспомощность в случившемся:

"Мы не можем отвечать за безопасность черепах. Это не в нашей компетенции".

Я продолжал:

"Вы прогнали меня с пляжа ночью объясняя это защитой (самочувствия) черепах, а на утро на пляже лежит куча мертвых, многие из которых вред дном! Вы были на участках 40-59? Кто за эти участки отвечает?

"Рейнджеры. Это их территория пляжа. Мы ходим по другой стороне. Расскажите им и в полиции" - оправдалась она и скрылась в магазине.

Я пошел в офис парка и позвал уже знакомого парня, работающего зам директором.

"Кто отвечает за участки 40-59?" - спрашиваю у него.

"Мы, но мы там не дежурим эти дни, так как у нас нет (достаточно) людей. Вот если бы были волонтеры…" (А какие волонтеры, если устроиться волонтером невероятно сложно?)

"У вас там сегодня 14 трупов черепах. Многие перевёрнуты вверх дном. Могу показать фото"- удивил я его.

Выслушав мой рассказ и детали рейнджеры пришли к выводу, что на пляже побывали браконьеры и не успели увезти черепах с собой. Они обычно приезжают в темноте на лодках из соседнего крупного портового города Лимон (30 км) и увозят черепах с собой, так как процесс их разделки требует времени. Но если уже светает, и они не успевают, то могут и спешно бросить черепах лежать вверх дном и уехать, чтобы не попасться на глаза рейнджерам. Меня поблагодарили за неожиданную информацию и пообещали отправить патруль в одну из следующих ночей.

Зайдя в полицейский участок, чтобы попросить мачете (ни у кого в деревне не было мачете) для очистки кокоса я рассказал двум сидящих рядом полицейским о случившемся. Более старый полицейский сразу спросил меня о характере ран черепах.

"Это ягуар. Он не съедает черепаху. Он высасывает кровь и некоторые части через отверстие в шее" - сказал он.

 

Вот это поворот! Я тут же вспомнил небольшие отверстия на шеях черепах, а также многочисленные крупные следы на пляже.

После обеда я отправился на ту отдаленную часть пляжа еще раз и осмотрел все более внимательно. На песке было много следов людей, причаливающих лодок, которые вытаскивают на берег, каких-то крупных животных, собак, птиц разных размеров. Это была как будто проходная дорога, где всю ночь кто-то ходит взад-вперед. Многие следы были вокруг ям с кладками яиц, другие рядом с трупами черепах.

Я решил изучить информацию о ягуарах: нашел в Интернете как выглядят их следы и убедился в их соответствии с теми следами, которые присутствуют на пляже. Так же я изучил едят ли ягуары морских черепах и наткнулся на статью в которой всего несколько месяцев назад один из европейских исследователей обнаружил здесь, в парке Tortuguero, что популяция ягуаров на острове сильно возросла, им стало не хватать обычной еды и они переключились на новый, более простой и калорийный источник питания - больших и медлительных морских черепах! И, по его словам, это чуть ли не единственное место в мире, где ягуары стали массово есть черепах на постоянной основе. Так, он пишет, что "всего за несколько дней один ягуар способен убить до 11 черепах...". Один из исследователей занимающихся подсчетом кладок с яйцами на пляже рассказал мне, что с помощью фоторегистраторов они насчитали на острове 27 ягуаров включая 2 детеныша (!!!). И это на острове длиной в 30 км и шириной всего 1 км! Учитывая, что территория охоты одного ягуара обычно составляет 20-30 км и этому хищнику надо по несколько килограммов мяса в день, неудивительно, что животные стали выходить на пляж в поисках новой еды.

Я давно мечтал увидеть ягуара в естественной среде. Не в зоопарке и не по телевизору, а в джунглях. И я никогда еще не был так близок к осуществлению этого желания, как здесь. Даже не верилось, что сейчас, по пляжу шириной всего 10-20 метров каждую ночь "толпами" бродят ягуары.

Я изучил пляж и пришел к выводу, что единственным достаточно скрытым и безопасным местом для наблюдения может быть только дерево. Подходящих деревьев было немного, так как берег традиционно зарастает пальмами, на которых и часа не усидеть. Я прошел пару километров прежде, чем нашел почти идеальное дерево для моей засады. Крона дерева имела несколько крупных боковых ветвей на которые можно было положить основу для платформы, а угол обзора был идеальным в обе стороны пляжа. Высота веток, на которых я решил расположиться составляла около 5 метров, так что я чувствовал некоторую безопасность. Я принес мачете из отеля и принялся за строительство. Мне понадобилось срубить около 10 крупных и длинных веток кокосовых пальм, которые я положил поперек ветвей дерева составив их в виде сплошной платформы. Далее я замаскировал платформу другими пальмовыми ветками со всех сторон так, что ни состязаются стороны пляжа, ни со стороны джунглей было совсем не разобрать, что это была моя лежанка. Еще я срубил гроздь молодых кокосов и затащил наверх, чтобы было что пить ночью.

Я решил не дежурить здесь всю ночь от заката и до рассвета, так как существовал высокий риск быть замечены многочисленными людьми и рейнджерами, которые патрулирую пляж от заката и до полуночи с фонарями. Меня наверняка привлекли бы к ответственности с участием полиции за нарушение правил национального парка. В Коста-Рике с этим довольно строго и вероятно я был вообще первым туристом, который осуществлять здесь такую дерзкую и рискованную идею в одиночку без какого-либо согласования с администрацией. Случай приобрел бы национальную известность и фото со мной в наручниках появилось бы на первых полосах газет. Так же я знал, что ягуары начинают активность примерно в полночь и я просто потеряю время ожидая. Этим вечером я лег спать на несколько часов, а в полночь проснулся и осторожно быстрыми перебежками поспешил по джунглям к месту засады.

Путь к месту от поселка составлял около 5 километров. Проблема заключалась в том, что я не мог идти непосредственно по пляжу, так как в свете звезд и Луны был бы сразу замечен и единственным вариантом была тропинка, идущая вдоль пляжа в джунглях, по которой ходят в обоих направлениях - от поселка к отдаленным частям пляжа и обратно к поселку. Если кто-то пошел бы мне навстречу в темноте, то обязательно увидел бы свет моего фонаря и я был бы обнаружен. Поэтому я прикрыл луч фонаря ладонью настолько, насколько это возможно и шел практически в темноте иногда открывая ладонь, чтобы осмотреть дорогу. Вторым риском, который существовал, что я наткнусь на ягуара, а еще хуже на группу (мать и детеныши), который идет из джунглей на пляж и переходит эту самую тропинку. Это был бы худший из вариантов. Я осознавал риски и сердце колотилось довольно сильно.

Внезапно я услышал звук приближающегося мотоцикла. Навстречу мне, где-то в двухстах метрах за поворотом, кто-то ехал. Я быстро развернулся и побежал назад и на первой же тропинке ведущей к пляжу спрятался за ветвями. Квадроцикл с рейнджерами, закончившими свою смену, промчался, мимо освещая тропинку мощными фарами. Меня не заметили. Я выждал немного и пробежал оставшуюся часть пути уже с фонарем.

Добравшись до своей засады, я залез наверх и обрызгал ствол дерева медицинским спиртом. Мне казалось, что это обеспечит мне какую-то защиту, так как животные не любят резкий запах и в случае желания залезть на дерево это их остановит. Далее я удобно расположился на платформе, выпил несколько кокосов, встал и стал напряженно всматриваться в непроглядную темноту.

Тонкий лунный серп появился только в районе двух часов утра. К этому моменту я уже периодически проваливался в сон и только положение стоят помогало мне не уснуть окончательно. Каждые несколько минут я включал фонарь и освещал пляж то в одном, то в другом направлении, но не видел никаких глаз в отраженном свете или силуэтов. Так же я не видел и не слышал черепах, роющих ямы. Постепенно глаза привыкли к темноте, и я уже видел очертания черных деревьев на фоне более светлого песка и воды, отражающей свет звезд и лунного месяца. Но никого.

Рассвет начался неожиданно быстро. Я посмотрел на часы и было уже 5 утра. Был виден весь пляж. Через пол часа я решил спуститься вниз и осмотреться вокруг. Рядом с моим деревом лежала пальма, которая упала несколько дней назад и тем самым ограничивала проход по пляжу всего несколькими метрами от воды. Здесь по песку шла вереница крупных следов. И это были следы ягуара.\

Той ночью крупная черная пантера, та, что чернее самой черной ночи подошла к моему дереву на расстояние 10 метров мягко ступая по песку. Она посмотрела на меня своими крупными зелеными глазами, такого жалкого, склонившего голову и заснувшего стоя, держась руками за ветки. Подумала и решила, что нам пока рано встречаться, что я пока не готов к встрече лицом к лицу с ягуаром, что есть пока некоторый внутренний страх. Она развернулась и медленно ушла.

Солнце встретило меня ярким бодрящим светом, и я побежал обратно в поселок, преисполненный детской радости.